17.08.2005 | Виталий Портников

СТРАСТИ ПО МАНДАТУ

Премьер-министр Латвии Айгар Калвитис пообещал не наказывать чиновников, участвовавших в подготовке в 1997 году договора о границе с Российской Федерацией. Глава правительства Латвии пришел к выводу о значительном превышении мандата рабочей группой по проведению переговоров. По мнению Калвитиса, подтверждаемому соответствующим заключением государственной канцелярии Латвии, рабочая группа не должна была обсуждать вопрос о территориальной принадлежности.

"Подписав такой договор, стороны недвусмысленно выразили бы свою волю и их территории были бы неоспоримо разделены установленной законом границей - указывается в пояснении государственной канцелярии. - В этом случае Латвия юридически была бы лишена возможности вернуться к решению вопроса об Абренском уезде". То есть нынешнем Пыталовском районе.

Самое любопытное, что Латвия и теперь лишена такой возможности. Это продемонстрировал и опыт давних пограничных переговоров конца 90-х. Нынешнее правительство вроде бы признает это, напоминая о всех предложениях Риги, отвергнутых Москвой. И ситуация с подписанием договора сегодня - когда идея с дополнением к документу, пускай и односторонним, привела к отказу России продолжать переговорный процесс. И, наконец, эстонский прецедент - когда "лишние слова" в законе о ратификации пограничных соглашений привели к выходу России из них. Можно обижаться и раздражаться сколько угодно, но реальная картина проста - Латвии не удастся вернуться к вопросу Абрене-Пыталово при любом повороте пограничных переговоров.

Это хорошо понимали и участники консультаций 1997 года, выдвигавшие свои предложения в адрес России скорее с ритуальной целью, и премьер Айгар Калвитис, отметивший, что нерешенные пограничные вопросы есть и у других стран ЕС - то есть на решение глава правительства Латвии не очень-то надеется.

Но сравнения с другими членами ЕС хромают. Латвия - не разделенный почти пополам Кипр. Пыталово - явно не Гибралтар, хотя, возможно, его жителям и польстила бы такая аналогия. Особых проблем в подписании пограничного соглашения с Россией на самом деле нет - если только не превращать вопрос внешнеполитический в важную часть внутренней политики и исторического контекста.

Как, впрочем, нет особых проблем с подписанием пограничного договора с Латвией у России. В день, когда премьер Калвитис делился с журналистами выводами государственной канцелярии относительно переговоров 1997 года, неназванный чиновник в Кремле - обычно это бывает весьма высокопоставленный представитель президентской администрации - размышлял о возможности введения санкций против Латвии, если России не удастся с ней договориться. И, опять-таки, возникал вопрос - за что? Ведь неподписание какого-либо документа, даже самого важного, еще не является актом агрессии или каким-нибудь еще недружественным деянием. Когда есть разногласия по поводу договора, обычно проводят переговоры, а не мечтают о санкциях, или инициируют исторические исследования. Но это, разумеется, в том случае, когда стороны хотят документ подписать, а не использовать его неподписание на полную катушку.

© Информационный сайт политических комментариев "Политком.RU" 2001-2023
Учредитель - ЗАО "Политические технологии"
Свидетельство о регистрации средства массовой информации Эл № ФС77-69227 от 06 апреля 2017 г.
При полном или частичном использовании материалов сайта активная гиперссылка на "Политком.RU" обязательна