03.12.2012

Борьба с коррупцией: между реальностью и кампанейщиной

Татьяна Становая

27 ноября телеканал «Россия» в телепроекте «Специальный корреспондент» Аркадия Мамонтова неожиданно показал очередной фильм о коррупции под названием «Всласть имущие». В этот раз главным объектом расследования стала бывший министр сельского хозяйства Елена Скрынник. Ранее Аркадий Мамонтов показывал разоблачительный фильм, главным героем которого стал бывший министр обороны Анатолий Сердюков.

Итак, на сегодня мы имеем несколько громких уголовных скандалов. Это ОАО «Оборонсервис» (Сердюков), Минсельхоз (Скрынник), АТЭС (Панов), РКС, а также ВТБ и «Ростелеком». Все это в комплексе создает впечатление начала мощной антикоррупционной кампании, инициированной сверху. Однако ситуация выглядит намного сложнее и пока можно говорить о начале нескольких параллельных процессов внутри российской власти.

Процесс первый – это обострение межклановых отношений. Старые уголовные дела используются конкурентами для сведения счетов, для начала перегруппировки сил и борьбы за контроль над бюджетных финансовыми потоками, а также влияние в различных отраслях экономики. Условно к этому типу конфликтов можно отнести ситуацию вокруг РКС (борьба за контроль над финансовыми потоками, идущими на развитие ГЛОНАСС), конфликт вокруг «Ростелекома», а также дело против растрат денег на саммит АТЭС (как следствие борьбы старого и нового губернаторов Пермского края). Этот тип конфликтов в целом был изначально присущ путинскому режиму. Владимир Путин в таких ситуациях всегда выполнял арбитражную функцию, не позволяя конфликтам выйти за переделы политического контроля. Особенностью такого типа конфликтов является их «тихое разруливание»: как правило, высокопоставленные чиновники не втягивались в публичные выяснения отношений, а со временем, конфликты удавалось «замять».

Второй тип борьбы с коррупцией – это реальные коррупционные дела против чиновников, как правило, среднего уровня. Достаточно вспомнить, например, уголовные антикоррупционные дела по закупкам томографов. Расследования касались и федеральных чиновников, волна уголовных дел прокатилась и по регионам, а ряд чиновников действительно оказались на скамье подсудимых. По поручению президента Медведева в 2010 году глава контрольного управления Константин Чуйченко инициировал расследование, по итогам которого были осуждены бывший сотрудник контрольного управления президента Андрей Воронин (в 2011 году приговорен к трем годам) и бывший замминистра здравоохранения Алексей Вилькен (получил условный срок). Как правило, при путинском режиме подобные громкие дела возникали при наличии политической воли «сверху». В данном случае инициатива исходила от Медведева, что принципиально отличает его от стилистики поведения Путина. Напомним, например, что при Путине громкие антикоррупционные дела возникали по инициативе одного из враждующих «кланов», а Путин был вынужден вовлекаться в ситуацию, «разруливая» близкие к нему группы влияния.

Третий тип антикоррупционных дел можно условно назвать «кампанейщиной». Например, громкие разоблачения «оборотней в погонах» в 2003 году, когда министром внутренних дел был Борис Грызлов. Тогда Кремль готовился к парламентским выборам, а Грызлов в итоге стал лидером «Единой России». Дело против Скрынник – в наибольшей степени похоже именно на этот тип антикоррупционной кампании. Авторы фильма «Всласть имущие» опирались на уголовное дело, которое уходит своими корнями к 2010 году и связано с борьбой вокруг «Росагролизинга». Компания, созданная в 2002 году самой Скрынник, контролировалась близкими к ней людьми. Однако, став в 2009 году министром, она не сумела найти общего языка с вице-премьером Виктором Зубковым. Генпрокуратура начала расследование в отношении руководства «Росагролизинг». В итоге глава компании Леонид Орсик скончался под Новый год от сердечного приступа, а новым руководителем стал «нейтральный» Валерий Назаров, бывший глава Росимущества. Конфликт на этом в целом был исчерпан, хотя отношения министра и Зубкова оставались напряженными. При этом важно отметить, что инициатором назначения Скрынник на пост министра был Дмитрий Медведев, который активно работал с ней в рамках нацпроекта АПК. Показательно, что все разоблачения, о которых сейчас шла речь в фильме Аркадия Мамонтова, ужа давно обсуждались в СМИ. Свое расследование проводила газета «Ведомости», где все связи между посредниками, поставщиками, клиентами подробно рассматривались, а также Генпрокуратура, которая следит за деятельностью «Росагролизинга» с 2007 года. Получается как в ситуации с РКС, когда глава президентской администрации Сергей Иванов признается, что следил за хищениями в агентстве уже два года, но не спешил давать делу ход из-за страха спугнуть коррупционеров.

В нынешнем фильме речь идет также о старом эпизоде. Еще в феврале этого года следователи Главного управления (ГУ) МВД по ЦФО пытались арестовать начальника департамента по административной работе Минсельхоза Олега Донских в его же кабинете. За несколько дней до этого эпизода были арестованы гендиректор ООО «Межрегионторг+» Сергей Бурдовский и гендиректор ООО «Липецкагротехсервис» Игорь Коняхин, которых вместе с Донских обвиняют в хищении 500 млн руб., выделенных «Росагролизингом» в 2007-2009 гг. на закупку техники спиртзаводам и фермам по разведению крупного рогатого скота. Донских был в это время начальником подразделения «Росагролизинга» по Центральному федеральному округу, а возглавляла тогда компанию нынешний министр сельского хозяйства Елена Скрынник, писали «Ведомости». Донской в итоге сбежал и был объявлен в федеральный розыск. По одной из версий, появление тогда этого дела было связано с попыткой главы Главного управления (ГУ) МВД по ЦФО Андрея Кеменева доказать свою дееспособность на фоне конфликта с ГУ МВД по Москве (главой тогда кстати был нынешний министр внутренних дел Владимир Колокольцев).

Получается, что для создания нового фильма о коррупции было взято старое дело. Только теперь в нем речь идет о хищениях на 39 млрд рублей – гигантская сумма даже для российского масштаба коррупции. Впрочем, сама Скрынник практически выбыла из политической элиты, не будучи назначенной помощником или советником президента. Большой резонанс вызвало ее интервью Марианне Максимовской в прошедшую субботу: в окружении детей, будучи в Москве, она заверила, что никуда уезжать не собирается и скрывать ей нечего. Говоря о недвижимости за рубежом, она лишь отметила наличие небольшой квартиры во Франции. Это интервью некоторыми было расценено, как попытка власти перевести дело в более человеческую плоскость, смягчить отношение аудитории персонально к бывшему министру. Если в ситуации с министром обороны имел место политический интерес по смещению главы оборонного ведомства на фоне конфликта с военно-промышленным лобби, то в ситуации вокруг Скрынник ничего подобного сейчас нет.

Официальный представитель МВД Андрей Пилипчук сообщил «Ведомостям», что это дело продолжает расследоваться в обычном режиме, Донских ищут, а сама Скрынник является свидетелем и на допрос не вызывалась. Сейчас объяснить фильм можно только набирающей обороты кампанией по борьбе с коррупцией, заявил «Ведомостям» источник, близкий к бывшему министру. Сама экс-министр не только защищается, но и пытается осторожно контратаковать, утверждая, что все финансовые вопросы необходимо адресовать Виктору Зубкову, который стал главой совета директоров «Росагролизинга» после того, как она из него вышла, став членом правительства.

Мотивы Кремля, который дал санкцию на новый фильм о коррупции понять можно: власть сама провоцирует антикоррупционный тренд в массовом сознании, но сажает мало. Дело, касающееся «Оборонсервиса», вызывает много вопросов. СКР сделал заявление, что все распоряжения об отчуждении имущества оборонного ведомства подписывались с санкции министра. Фильм о коррупции в Минобороны также посылает обществу четкий сигнал – министр является коррупционером. Однако Кремль, обвинив Сердюкова де-факто в коррупции, не спешит делать его обвиняемым де-юре. И это понятно – в России уровень коррупции крайне высок, о системе откатов и схемах выведения бюджетных средств через госконтракты, госзакупки хорошо известно. Посадить Сердюкова – означает «подвесить» всю бюрократию, которая при путинском режиме формировалась по принципу политической лояльности. Коррупция при этом воспринимались властью как неизбежный побочный эффект, который можно пренебречь при построении «вертикали». Владимир Путин не раз отвечал на вопросы журналистов о коррупции в России, указывая, что эта проблема есть во всех странах, призывая не преувеличивать ее значение. Правоохранительные же органы на протяжении многих лет признавали только бытовую коррупцию, а о «большой коррупции» пару раз говорил лишь Медведев, будучи президентом.

Поэтому обвинение Сердюкова может разрушить своего рода «контракт» между чиновничеством и путинскими политиками – Кремль закрывает глаза на коррупцию, а бюрократия становится более «государственнической». И хотя эта схема изначально была ущербной (вместо крупных бизнесменов, чиновников стали коррумпировать госкорпорации и близкие к власти бизнесмены), она и позволяла выстроить пресловутую вертикаль.

Вероятно поэтому, Кремлю понадобилось более безобидное уголовное дело, которое могла бы на время отвлечь население от фигуры бывшего министра обороны. Однако и тут вопросов остается немало: насколько далеко власть готова зайти в своей антикоррупционной кампании? Идет лишь речь о возможном выдвижении обвинения против самой Скрынник, что неизбежно станет и ударом по Медведеву, который стоял за ее назначением. Источник в правоохранительных органах заявил «Интерфаксу», что накоплено «достаточное количество материалов», на основании которых в отношении бывшей главы Минсельхоза может быть возбуждено уголовное дело. Собеседник агентства также заявил, что следствию стало известно о зарубежных счетах и недвижимости Скрынник, на которые, в том случае, если дело против нее все же будет возбуждено, может быть наложен арест.

Сомнительна и ситуация с Сердюковым - вероятность его перехода из статуса свидетеля в статус обвиняемого не исключали также анонимные источники в СКР, однако якобы Путин дал указание пока бывшего министра не трогать.

Такая ситуация может вызвать сильное общественное раздражение. «Левада –центр» выявил снижение рейтинга доверия к Путину и Медведеву. Оба лидера по-прежнему лидируют в рейтинге доверия россиян среди российских политиков, однако если в январе 2012 г. Путин вызывал больше всего доверия у 41% россиян, то в ноябре — только у 34%. Соответствующий рейтинг Медведева в январе и апреле составлял 28%, в ноябре — только 20%. При этом - что весьма важно - 30% опрошенных назвали отставку министра обороны Анатолия Сердюкова в числе наиболее запомнившихся политических событий последнего месяца. Другие события из политической жизни страны в пятерку лидеров этого рейтинга не попали.

Фактом остается и то, что Владимир Путин не спешит возглавить антикоррупционную кампанию. С одной стороны, он заинтересован в повышении эффективности управления и в улучшении имиджа режима. С другой стороны, нежелание ссориться с элитами заставляет президента держать дистанцию от преследования бывших министров. Но сами бывшие министры прекрасно понимают, что без политической санкции фильмы Аркадия Мамонтова не вышли бы. В таком виде Кремль рискует утратить контроль над информационной ситуацией: та же Скрынник выступает с заявлениями, которые не лучшим образом могут отразиться на репутации власти (например, оправдывая наличие у нее дома во Франции). А это означает, что «давление снизу» по этому теме будет расти, и Кремлю придется принимать непростое для себя решение: либо ждать дальнейшего снижения рейтингов, либо начинать сажать «узнаваемые», а не только малоизвестные фигуры.

Татьяна Становая – руководитель аналитического департамента Центра политических технологий

© Информационный сайт политических комментариев "Политком.RU" 2001-2014
Свидетельство о регистрации средства массовой информации Эл №77-4579 от 21.05.2001
При полном или частичном использовании материалов ссылка на "Политком.RU" обязательна.